moccbet: (Default)
[personal profile] moccbet

Помните Высоцкого: «…тот, кто будет после, – пусть пробуют они»? Действительно, каким будет поколение Z? Если верить социологам и бабушкам, ругающим «нынешнюю молодежь», перспективы не самые радужные. Злые, жестокие, инфантильные «взрослые дети». Примитивные потребители, которыми манипулирует интернет. Подробности – в интервью с Марком Сандомирским.

Сегодня принято ругать молодежь. За то, что они не читают, не учатся, ни к чему не стремятся, часами сидят перед компьютером, не уважают старших… В этом есть и доля истины, насколько бы не были прекрасны отдельные представители этой молодежи, но в массе своей они производят не самое приятное впечатление. Их интересы, цели и стремления не понятны их родителям – представителям поколений Х и отчасти Y – и вызывают опасения у социологов и психологов. Какими они будут сегодняшние дети и подростки, представители поколения Z? Чего нам ждать от тех, кто будет после? Как они будут пробовать себя во взрослой жизни, и какое общество они создадут для нас?

О настоящем и будущем представителей поколения Z E-xecutive беседует с автором 17 книг по психологии, психотерапевтом, кандидатом медицинских наук Марком Сандомирским.


E-xecutive: Каковы границы поколения Z?

Марк Сандомирский: Популярная нынче «теория поколений» возникла относительно недавно, на стыке ряда дисциплин: экономики, демографии, истории, психологии (Нейл Хоув, Вильям Штраус). Соответственно до сих пор в этой развивающейся, междисциплинарной теории еще не убраны «строительные леса» и присутствует ряд спорных моментов. Так существуют разные оценки возрастных границ «поколения Z». Например, по одной классификации к нему относят тех, кто рожден с начала «нулевых». По другой − тех, кто к началу «нулевых» еще не вышел из подросткового возраста. И для того, чтобы объединить разные подходы, уместно говорить о переходном поколении из ХХ века в век XXI – тех, кто родился в 1990-е годы и вплоть до 2010.

С другой стороны, внутри этого поколения, как большой и довольно неоднородной возрастной группы, есть субпоколения. В частности, нужно отдельно говорить о тех, кто рожден с начала и до середины 90-х годов. У этого субпоколения есть четкие социально значимые психологические отличия. Его условное название – поколение «Жесть». «Жесть», как вы понимаете, – то, что в молодежном жаргоне означает «замечательно» или «круто», но на самом деле является производным от слова «жестокость». Для этого субпоколения жестокость не только является нормой поведения, но и оценивается его представителями как нечто позитивное, как достоинство. Соответственно его представители характеризуются повышенной агрессивностью, конфликтностью, их жестокость в прямом смысле выплескивается наружу – особенно в среде себе подобных, когда они объединяются в группы («сбиваются в стаи»). Не случайно в социальных эксцессах, происходящих в последнее время, связанных со всплеском насилия (например, Манежная площадь), роль основной «ударной силы» играют подростки 15-17 лет. Отсюда же в значительной мере проистекает и рост подростковой преступности, отмеченный в нашей стране во второй половине «нулевых».

Описанное явление роста подростково-молодежной агрессивности совершенно закономерно и характерно не только для России, но и для большей части стран постсоветского пространства. Оно захватывает в них одну и ту же возрастную когорту – последних «детей перестройки» и первых «постсоветских» детей. Почему эти «новые молодые» повышенно агрессивны? Сказывается «эхо» социальных стрессов их далекого детства, создавших своего рода социально-психологическую «мину замедленного действия», антиобщественный эффект которой проявляется сейчас, «двадцать лет спустя». Исследования американских психологов, призванные дать ответ на вопрос: откуда берутся люди с агрессивным, антисоциальным поведением, или социопаты, − показали, что причина подобных расстройств поведения взрослого человека кроется в его раннем детском опыте. Чем в большей степени беременная женщина или молодая мама в первые два-три года жизни ребенка испытывает стрессы, тем больше вероятность того, что этот ребенок, вырастая, в подростковом возрасте и старше будет проявлять агрессивность и вести себя неадекватно. Он не будет справляться со своими негативными эмоциями, не будет сочувствовать и сопереживать другим людям, поскольку просто не умеет этого делать, не впитал соответствующие стереотипы с молоком матери. И поскольку начало и первая половина 90-х годов для всего постсоветского пространства были очень тяжелым временем массовых социальных стрессов, это и отразилось на детях, появившихся на свет в те годы. Вот сейчас мы и пожинаем плоды социальной катастрофы тех далеких лет − распада Советского Союза.


Конечно, в наибольшей мере описанные закономерности поведения свойственны для раннего субпоколения постсоветских «детей XXI века». У тех, которые родились, начиная с конца 90-х годов и по нынешнее время, казалось бы, нет такого раннего опыта социальных стрессов, который в зрелом возрасте становится основой агрессивных приспособительных поведенческих стратегий «против всех». Но, увы, «дурные» стереотипы поведения в обществе, как и дурные привычки, заразительны. «Волна» подобных стереотипов в одном субпоколении, поднятая давними социальными катаклизмами, распространяется и на последующие возрастные группы, перенимается по механизму подражания, по образу и подобию передачи других агрессивных поведенческих стереотипов – например, «дедовщины» в армии.

Исходя из вышеизложенного, можно прогнозировать «трудности завтрашнего дня» в работе с персоналом и управлении коллективом, когда в него будут вливаться «новые молодые». Ведь становясь сотрудниками, они должны в коллективе вести себя повышенно конфликтно, поскольку будут считать такое поведение естественным и правильным. Для них агрессивность может выглядеть как норма жизни, и по отношению к собственным родителям, и по отношению друг к другу, и по отношению к руководителю и сотрудникам на работе.

E-xecutive: Что будет формировать взгляды на жизнь представителей поколения Z? Какими они будут?

М.С.: Формировать взгляды нового поколения, конечно же, будет интернет. И уже формирует. Ведь дети сейчас живут в ином мире, чем раньше: они больше общаются с компьютерами, чем с родителями и друг с другом. Они с детского возраста погружены в интернет, он им заменяет телевидение – дети смотрят мультфильмы в сети и играют в онлайновые игры. Дальше – больше, и обучение, и общение со сверстниками будет становиться все более онлайновым. Отсюда, из специфики такого привычного для нового поколения виртуального способа коммуникации с окружающим миром, и вытекают дальнейшие психологические особенности этого поколения. Меньше человеческой коммуникации, больше техногенной. Уже сейчас видно, что дети и подростки лучше разбираются в технике, в чем-то материальном, чем в человеческих эмоциях и в человеческом поведении. Это отражается даже на общении детей с родителями: коммуникативная дистанция между ними увеличивается, и цепочка социального наследования, передачи опыта прерывается. Нынче родители все меньше играют роль авторитета для своих детей; всезнающим авторитетом для последних становится интернет. Ну, а если дети не учатся у родителей, тогда родители начинают учиться у своих детей (префигуративное общество, которое начинает формироваться уже сегодня).

Какими они будут, когда вырастут, сегодняшние Z-дети? Это будет в полной мере «цифровое» поколение, представителям которого легче будет устанавливать контакт с компьютером, чем друг с другом. Пожалуй, в наиболее ярком виде психологические особенности нового поколения можно наблюдать в их крайних проявлениях, в форме определенных психологических синдромов.

Во-первых, это гиперактивность. Сейчас происходит роста числа так называемых «детей индиго», или детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Этим детям трудно долго оставаться сосредоточенными на чем-то одном, они очень непоседливы и потому расторможены, гиперактивны. Поэтому у таких детей часто возникают проблемы с успеваемостью из-за неусидчивости и нетерпеливости, хотя при этом они и могут быть одаренными в каких-то отдельных сферах деятельности. Существует миф, который поддерживается в родительской и отчасти педагогической среде, о том, что это якобы особые, одаренные дети, «люди будущего». Но это, к сожалению, не так. Реальность такова, что у «детей индиго» есть определенные проблемы медико-психологического характера. Недостаток эмоциональных контактов в семье, в первую очередь с матерью, и избыток информации, который обрушивается на детскую голову с первых лет жизни, приводят к нарушению возрастного развития нервной системы. Вот почему эти дети повышенно возбудимы, впечатлительны, непоседливы и менее послушны.

И хотя со временем эти черты детского поведения частично сглаживаются, но все-таки в будущем нас ждет общество бывших гиперактивных детей. Гиперактивный социум, в котором люди будут отличаться большей потребностью в новизне, поиске ощущений, меньшей терпеливостью и терпимостью, склонностью к повышенной конфликтности. Мышление таких людей ориентировано на то, чтобы перерабатывать информацию короткими порциями – это так называемое «клиповое мышление» (хотя этот термин еще не совсем устоялся в психологической среде, скорее можно сослаться на работы социальных философов, в частности А. Ашкерова). Эти люди не будут читать «Войну и мир», они будут читать комиксы и короткие тексты в интернете, тексты, которые помещаются на один экран. И переваривать информацию они будут точно таким же образом: быстрее, но короткими порциями. А это означает поверхностный подход к анализу информации и к принятию решений.

Вторая черта «поколения будущего» − склонность к аутизации. Речь идет об аутизме не в виде расстройства (хотя детей-аутистов становится все больше), а о доклинических формах аутизма, рассматриваемых как крайнее проявление тренда эволюции человечества (теория Д. Скрипникова). Аутизация, как способ взаимодействия с миром людей, с детства погруженных в себя и неспособных общаться с окружающими, выступает как защита от проблем современного образа жизни, как способ отгораживания от мира, по сути – способ десоциализации.

E-xecutive: Что окажет решающее влияние на развитие и формирование поколения Z?

М.С.: Интернет, интернет и еще раз интернет. Он для них будет заменять другие каналы получения информации и, безусловно, станет более важным, чем традиционные СМИ. Конечно, дело здесь не столько в запросах нового поколении, сколько в закономерностях прогресса общества и развития интернет-коммуникаций, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Для этого процесса глобальной «интернетизации» жизни есть даже специальное название: интернет-революция (и ее ведущее на сегодняшний день направление – революция социомедийная). При этом, если в традиционном обществе все-таки большее влияние, чем СМИ, на человека оказывало общение с другими людьми, коммуникация «человек-человек», то для нового поколения, скорее всего, виртуальная коммуникация будет преобладать над реальной. Здесь возникает определенное противоречие: люди стремятся все меньше общаться друг с другом (по Бодрийяру) – но при этом общаются все больше. Они все меньше общаются в социальной реальности – и все больше в реальности виртуальной. Это и есть описанная выше тенденция к аутизации: современный человек постепенно становится менее общительным в социальном плане, люди все более изолируются друг от друга, и возникающая социальная самоизоляция (еще одно противоречие, стремление жить в обществе – и быть свободным от общества) компенсируется общением через интернет. По сути, новое поколение в значительной мере и жить будет в интернете. Они будут рваться туда, убегая из обыденной реальности, там будут сосредоточены их интересы, чувства и помыслы.

Соответственно, когда человек отвлекается от привычной реальности и живет в реальности искусственной, например, виртуальной, он отрывается от жизни, реальной почвы, и им становится легче манипулировать. Простой пример. Почему в интернете периодически возникают эпидемии панических слухов? Люди сталкиваются с информацией, которую не могут проверить, поэтому они ей парадоксальным образом доверяют, чтобы избавиться от возникающей неопределенности (виртуальная реализация тертуллиановского постулата: «Верую, ибо абсурдно»). Легенды про «сигналы» людей, оставшихся в живых на затопленной ГЭС, или про страшный смог, из-за которого «все умрут», конспирологические теории происхождения постигших нашу страну природных катаклизмов показательны тем, что они быстро распространялись в интернете и охватывали большую аудиторию. Вот пример того, что при интернетизации общения, люди становятся более податливы для манипулирования, ибо воспринимают информацию некритически и к тому же в роли пользователей социальных медиа становятся друг для друга источниками панического информационного «заражения».

А это значит, что новое поколение, которое будет проводить в интернете еще больше времени, чем сегодняшние «старожилы рунета», может оказаться еще более податливым для манипуляции. Отрываясь от реальности, люди вынуждены доверять тому, что проверить все равно не могут. И основная направленность манипуляции массовым сознанием, которая усиливается с каждым годом и для нового поколения будет особенно актуальной, состоит в том, чтобы люди начали воспринимать жизнь в целом как развлечение, как игру. И в этой игре главным становится потребление – информации, товаров, услуг, развлечений. Мы будем медленно, но верно врастать в западные стандарты потребительского общества, подчиняясь «проклятому» Зиновьевым и высмеиваемому Задорновым тренду вестернизации. И с психологической точки зрения можно сказать, что это будет приводить к еще большей инфантилизации населения. Эта тенденция заметна уже сейчас на подростках и молодежи, составляющих отдельную потребительскую и социально-психологическую группу, описанную маркетологами как кидалты, или «взрослые дети». Для них характерен «синдром Питера Пэна», или «вечного ребенка»: они не хотят взрослеть и обременять себя взрослыми обязанностями и ответственностью. Соответственно, они настроены вести потребительский «детский» образ жизни. И рассмотренная закономерность имеет совершенно определенную подоплеку: это удобно. Удобно для того, чтобы новым поколением манипулировать в еще большей степени. Манипулировать не в целях политических, они тут неактуальны, новое поколение будет еще более аполитичным, скорее всего. А манипулировать именно в целях экономических, чтобы эти дети потребляли и покупали, снова потребляли и снова покупали.

Profile

moccbet: (Default)
MOCCBET

June 2015

S M T W T F S
 1 2 3 456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios