Apr. 28th, 2015

moccbet: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] olegchagin в Школы в России больше нет

Разумеется, по инерции остались ещё отдельно стоящие хорошие школы — покуда их даже и немало, — ну так какие-то островки жизни уцелели бы и после ядерной зимы. Школы как института формирования нации — нет, и осколки его рассыпаются на глазах прямо сейчас. Совсем скоро явное большинство школ в стране будет конторами по дневной передержке детей: чтобы по подвалам клей не нюхали; типовой выпускник будет неучем, не умеющим учиться, — то есть неучем пожизненным. Глупо говорить, что время для решения проблем школы упущено (хотя оно, конечно же, упущено): никто не проиграл, пока никто не выиграл. Наша страна не может существовать без сильной системы образования; на глобусе мы есть; стало быть, захотим жить — волей-неволей создадим школу заново. Но процесс этот не сможет и начаться, пока не признана открыто трагичность положения, не названы вслух причины случившейся со школой и с нацией беды.

Причин этих много — в том числе, очевидно, и внеположных образованию, но пока вожди образования твёрдо стоят на позиции «в школе всё очень хорошо, а завтра мы опять усовершенствуем ЕГЭ и всё станет просто отлично», а педагоги (порой и родители) боятся высказывать несогласие с происходящим, серьёзный разговор затруднён. Итоги дискуссий с участием начальства всегда подводит само начальство, и всегда одинаково: мол, всё, что вы тут наговорили, либо чушь, либо провокация, либо мы и без вас уже давно учли (обычно последнее — такая же ложь, как первое и второе). Разговоров же без своего участия начальство в расчёт не принимает. Но разговоры эти всё слышнее, что естественно: в кризис нечиновные речи всегда становятся жёстче и громче — и по крайней мере про две тяжёлые беды нашей школы уже сказано вполне достаточно, чтобы можно было начинать действовать. Одна из них — невыносимое чиновничье давление на школу: груды никчёмных бумаг, которые обязан строчить каждый педагог; непрестанные проверки (в основном на соответствие этих бумаг друг другу и представлениям очередного чинуши об идеале), всякий раз грозящие учителя прихлопнуть; право начальства в любую минуту без объяснения причин уволить директора школы и т. д. Впрочем, эта беда у школы общая с другими сферами, курируемыми Минобром (и, боюсь, не только им), и при всей её тяжести главная для школы не она.

Исток главной беды в том, что школу лишили самостоятельного значения. Она перестала быть самодостаточным и самоценным периодом в жизни взрослеющего человека; весь смысл её свёлся к тому, чтобы подготовить ученика к поступлению в вуз. Внешне это выразилось в воцарении ЕГЭ; недаром реформаторы образования видят своё главное свершение именно в едином экзамене — он и впрямь оказался фатальным. Имеющая собственный смысл школа оценивала своего выпускника на собственных выпускных экзаменах — выпускника «школы — ступеньки в вуз» проверяют на ЕГЭ, экзаменах одновременно выпускных и вступительных. Как эта новация сказалась на вузах, вопрос отдельный, но школу она просто убила.

(Оговорюсь: сама по себе идея независимой от школы аттестации её выпускников вовсе не дурна — ужасной оказалась реализация этой идеи здесь и сейчас. Но об этом уже много раз писано.)

Read more... )
moccbet: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] awas1952 в За что и как судили прогульщиков

[livejournal.com profile] joe_noname указывает на статью «Перед войной 10 тысяч белорусов отсидели за прогулы», где, помимо прочего, сказано: «За 20-минутное опоздание на работу и самовольную отлучку отныне полагалось от 2 до 4 месяцев тюрьмы. А за прогулы — полгода исправительно-трудовых работ с удержанием из зарплаты четверти заработка».

Поскольку не все мои читатели — корреспонденты «Комсомольской правды», попробуем включить головы. Что опаснее для производства — 20-минутное опоздание или прогул? Если прогул — то почему за него наказывают меньше, чем за опоздание?

На самом деле картина, подробно документированная и давно исследованная, такова. В указе президиума Верховного совета СССР от 1940-06-26 «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» сказано, в частности: «Установить, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений, предаются суду и по приговору народного суда подвергаются тюремному заключению сроком от 2-х месяцев до 4-х месяцев. Установить, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25%. В связи с этим отменить обязательное увольнение за прогул без уважительных причин». По сложившейся практике опоздание более чем на 20 минут приравнивалось к прогулу. И каралось так же, как прогул: до полугода (при полном отсутствии смягчающих обстоятельств) исправительно-трудовых работ по месту службы с удержанием до четверти (опять же при полном отсутствии смягчающих обстоятельств) заработка. Но вот если человек, уже отбывающий наказание за прогул, прогуливал повторно — это рассматривалось как уклонение от отбытия наказания. Оно относится к категории преступлений против правосудия. И его действительно можно было покарать лишением свободы — но только на предусмотренные в указе 2–4 месяца (что значительно меньше сроков, даваемых тогдашним законом за уклонение от отбытия наказания другими способами), как за самовольный уход с работы.
moccbet: (Default)

Александр Бастрыкин понимает, что его предложение вызовет горячую дискуссию в обществе. Фото: Виктор Васенин / РГ


Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью "Российской газете" выдвинул броское предложение - изменить Конституцию страны и исключить из нее нынешнее положение о приоритете международного права над национальным.

Александр Иванович, в статье 15 Конституции Российской Федерации закреплен приоритет международного права над национальным. На протяжении многих лет главенство международного права в нашей стране рассматривалось как незыблемое достижение. Целое поколение юристов да и простых граждан фактически выросло на осознании этого. А вы предлагаете пересмотреть этот принцип. Чем же он так плох?

Александр Бастрыкин: Соглашусь с вами в том, что установление примата международного права еще при принятии Конституции РФ 1993 года нам умело преподнесли как базовую конституционную ценность правового государства советники из США.

Смешно сказать, но в докладе о проекте конституции, который был опубликован в "Российской газете" в 1993 году, с гордостью подчеркивалось, что ее положения прошли экспертизу за рубежом.

Но все годы принцип верховенства международного права был настолько абсолютизирован, что вопрос о его пересмотре не поднимался ни в отечественной законотворческой деятельности, ни даже в науке, которая априори должна ставить под сомнение всё.

Александр Бастрыкин: За рубежом этот вопрос никогда не решался однозначно. Если мы обратимся к теоретической основе этой проблемы, то увидим преобладание как крайне радикальных, так и умеренных взглядов.

Например, сторонники идеи примата внутригосударственного права ( Цорн, Даневский, Кауфман и другие), основоположником которой традиционно считают Гегеля, признавали лишь абсолютный суверенитет государства, а противоречащие ему нормы международного права - юридически ничтожными.

Бастрыкин предлагает вписать в Конституцию положение о главенстве национального права

Read more... )

moccbet: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] chipstone в Смысловые парадоксы финансово-экономической политики современной России

Даже не знаю, как правильнее определить всю финансово-экономическую политику России с 98-99-х годов. Как «бессмысленную осмысленность» или как «осмысленную бессмыслицу». В любом случае это политика, которая на первый непросвещенный взгляд далеких от экономики людей кажется полнейшей бессмыслицей, но на самом деле представляет собой вполне осмысленную стратегию. И при этом же она (политика) базируется на корневых постулатах, которые автоматически делают ее совершенно бессмысленной. Вот такие парадоксы, требующие некоторых пояснений.

Для начала сразу скажу, почему стоит говорить о политике именно с 98-го или 99-го года. Все, что было до этого, тоже наверное можно назвать политикой. Только к России она никакого отношения не имела. Россия в ней выступала не как субъект, а как насилуемый объект. Впервые заговорить о субъектности России в финансово-экономической области можно лишь после дефолта 98-го года.

Общая суть финансово-экономической политики в рассматриваемый период (до наших дней) сводится к одной-единственной цели – борьбе с инфляцией. Именно с ней борется ЦБ, ее больше всех боится Правительство, она же главное зло для Президента. Все остальные цели являются второстепенными, которыми можно легко или нелегко, но пожертвовать ради победы над инфляцией.

Такая постановка вопроса и определила то, что для обычного человека кажется полнейшей бессмыслицей. Вместо того, чтобы вкладывать деньги в развитие собственной экономической базы, наше государство во все «тучные годы» высоких нефтяных цен активно занималось складированием избыточных денег в заграничных авуарах. Якобы на черный день. На самом деле ни о каком черном дне речи не шло, причина такого на первый взгляд поведения российской власти была совершенно в другом. И логика в таком поведении действительно имеется.

Read more... )

Profile

moccbet: (Default)
MOCCBET

June 2015

S M T W T F S
 1 2 3 456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:59 am
Powered by Dreamwidth Studios